01.10.2019

НЕЗАВИСИМОСТЬ СУДОВ НЕ ВОСТРЕБОВАНА СУДЬЯМИ

Какие преобразования необходимы российской судебной системе? В поиске ответов на этот вопрос собрались представители адвокатской корпорации, судейского, научного и правозащитного сообществ, а также законодательной и исполнительной власти.

25 сентября 2019 в Санкт-Петербурге Адвокатская палата Санкт-Петербурга совместно с Правозащитным советом Санкт-Петербурга провели конференцию «О состоянии судебной системы в Российской Федерации».

Одним из основных организаторов и модератором мероприятия выступил Игорь Михайлович Кучеренко, член Совета, заместитель президента по взаимодействию с правозащитными организациями АП Санкт-Петербурга, президент Международной коллегии адвокатов «Санкт-Петербург».

Специальным гостем стала заместитель председателя Конституционного Суда РФ в отставке, член Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека, доктор юридических наук Тамара Морщакова, которую участники попросили подвести итоги встречи.

Департамент исполнительной власти

Открыл конференцию первый вице-президент ФПА, президент Адвокатской палаты Санкт-Петербурга Евгений Семеняко. «Сегодня мы наблюдаем восстановление советской псевдосудебной системы, - выразил своё мнение Евгений Васильевич, - когда обвинительный уклон даже не комуфлируется, а предъявляется как приемлемое и должное состояние судебной системы».

002.jpg

Первой жертвой такого государственного подхода к системе правосудия стала адвокатура. Мы можем констатировать во многих случаях отказ от правосудия. Даже те несколько уголовных дел, которые в самое последнее время оказались у всех на виду и вызвали не просто «огромный общественный резонанс», а стойкое неприятие у всего общества – это абсолютно очевидное подтверждение, что наша судебная власть не только не стала независимой, а, по сути, стала департаментом исполнительной власти. Причем, мягко говоря, не самым главным, а исключительно ведомым - добавил Евгений Семеняко. Говоря о правоохранительной системе, он отметил, что зачастую мы наблюдаем не охрану, а похороны обязанности правоохранителей защищать граждан, отстаивать их независимость, свободу и права.

Независимое принятие решения не является профессиональной ценностью для самих судей

Такое пугающее заключение озвучил один из главных докладчиков конференции – ректор Европейского университета в Санкт-Петербурге, научный руководитель Института проблем правоприменения Вадим Волков.

003.jpg

Институт на протяжении десяти лет занимается исследованием состояния судебной системы в России, анализируя доступные количественные показатели, проводя опросы судей и следователей, экспертные интервью с судьями, а также наблюдая за работой судов и правоохранительных органов. Результаты были представлены участникам конференции.

Одной из причин ограниченной независимости судей Вадим Волков назвал сильную роль председателей судов, выходящую за рамки закона. Как правило, ротации председателей не существует, поскольку по окончании двух сроков полномочий закон позволяет перемещать председателя из одного суда в другой, обеспечивая ему постоянное пребывание в таком статусе. При этом именно председатель суда рекомендует квалификационной комиссии судью к назначению, он же инициирует дисциплинарное производство в отношении судьи и дисциплинарные меры вплоть до лишения полномочий, председатель распределяет премии, отпуска, а до недавнего времени распределял дела в судах общей юрисдикции и утверждал кандидатуру судьи в суд.

Гипотеза о том, что если убрать все сегодняшние ограничения, судьи начнут работать независимо, к сожалению неверна, потому что независимость судов и судебных решений не востребована самими судьями. «Плохая новость состоит в том, – говорит Вадим Волков, – что несколькими даже понятными мерами повысить независимость судебной системы практически невозможно. Причина в том, что отбор и обучение судей на протяжении 15 последних лет был такой, что судейский корпус трансформировался и пополнился судьями, для которых автономия и независимое принятие решения – не являются профессиональной ценностью и потребностью».

Сложившуюся ситуацию Вадим Викторович связывает с действующим порядком отбора и назначения судей: «На всем протяжении карьеры судьи: от первой справки из правоохранительных органов до кадровой комиссии, именно представители силовых структур имеют все возможности эту судейскую карьеру остановить. Судьи это знают, и это является одним из главных механизмов контроля, прежде всего со стороны ФСБ, за судьями и за теми решениями, которые они принимают». При этом не существует конечного списка оснований для отказа в рекомендации президенту кандидатуры для назначения на должность судьи. Одно из главных оснований для отказа – наличие родственных связей в адвокатуре, прокуратуре или даже в частном бизнесе.

Вадим Волков обращает внимание, что система за последние годы выработала новый способ отбора и обучения судей. Сегодня уже почти половина вновь назначаемых судей не имеет какого-либо иного профессионального юридического опыта, кроме как опыта работы секретарем или в аппарате суда. То есть они не работали ни судебными представителями или консультантами, ни юристами на предприятии или в госорганах, ни даже в правоохранительных органах. В начале 2000-х в судейском корпусе выходцев из помощников судей и секретарей было только 11%, в 2015 году их уже примерно 1/3, и если такая тенденция продолжится, то к 2020 году их будет более 40%! Такую практику Вадим Викторович связывает, в том числе, с отменой испытательных сроков для назначаемых судей и переходом к пожизненному назначению, а это требует большой предсказуемости для судебной системы.

Россия – единственная страна, где обучение судьи происходит после ее назначения и длится непродолжительное время – в среднем 3 недели. В мире действует иная модель: судья проходит обучение до своего назначения и сроки такого обучения довольно продолжительны – от 1 года в Португалии до 7 лет в Германии. Но главное – нигде в мире судебный клерк не может сразу пересесть со своего секретарского стула в кресло судьи.

Институтом проблем правоприменения были подготовлены предложения, которые обсуждались с Верховным Судом РФ и Администрацией Президента. Из 20 предложений по совершенствованию судебной системы только 5 превратились в законопроект и вступили в силу. По словам Вадима Волкова, наиболее принципиальные предложения, которые бы меняли существенные моменты в работе судебной системы, в частности все предложения по работе кадровой комиссии и почти все, что касается статуса и роли корпуса председателей судов, приняты не были. Но всё же из положительных моментов: упразднено право вето председателя суда на положительное заключение квалификационной коллегии о назначении судьи, внедрено обязательное аудиопротоколирование судебных заседаний, автоматическое распределение дел.

Завершая выступление, Вадим Волков заметил, что ключ к запуску судебной реформы – у Президента РФ и председателя ВС, поэтому судебная реформа – это политический вопрос. Реформа, по мнению, Вадима Викторовича, возможна только путем замены председателей судов субъектов федерации и арбитражных судов и председателя ВС РФ. Также требуется кардинальное изменение системы отбора, обучения и назначения судей, чтобы запустить механизм притока качественного состава судей, когда бы они проходили подготовку до назначения и по результатам экзаменов назначались бы на должность в соответствии с результатами обучения, а не с мнением людей в погонах.

004.jpg

Суд присяжных как главный вызов системе

Екатерина Ходжаева, кандидат социологических наук, научный сотрудник Института проблем правоприменения, рассказала о ведущемся сейчас исследовании, посвященном суду присяжных на районном уровне. Во время внедрения суда присяжных в районные суды высказывались опасения о том, что снижение числа присяжных заседателей приведет к управляемости коллегией. Данная гипотеза за первые полгода введения присяжных в районных судах не подтвердилась официальной статистикой: цифры показали, что расширение юрисдикции суда присяжных привело к увеличению числа оправдательных приговоров.

Вторая гипотеза, которая пока подтверждается, заключается в том, что расширение суда присяжных и включение в компетенцию суда присяжных таких составов преступлений, как ч. 1 ст. 105 и ч. 4 ст.111 УК РФ, т.е. тех составов, которые ранее никогда не рассматривались судом присяжных – привело к снижению этих дел, судя по статистике (в 2017 году дел по ч. 1 ст. 105 УК РФ рассмотрено 6847, в 2018 году число таких дел снизилось и составило 6250, при этом снизилось и количество осужденных по данному обвинению; то же – по ч. 4 ст. 111 УК РФ).

Екатерина Ходжаева отмечает, что исследования показывают: суд присяжных является шоком с организационной точки зрения, особенно для районных судов малых городов и сельской местности. Во-первых, списки кандидатов в присяжные не всегда поступают в «вычищенном» виде, и суду приходится тратить много ресурсов на работу со списком, при этом дополнительных финансов или штатных единиц не выделяется. Во-вторых, набор коллегии – это вызов для системы, поскольку люди не хотят идти в присяжные. К примеру, один суд пытается набрать коллегию с ноября 2018 года, вызывая каждый месяц по 100-200 человек, но никто не приходит.

Из проблем, с которыми сталкиваются судьи, также были отмечены малосоставность судов и отсутствие специализациия судей. Если в малом городе есть только один судья, рассматривающий уголовные дела, и он уже рассматривал это дело, то привлекают другого судью, который не имеет такой специализации. Также существует проблема нехватки залов для суда присяжных.

Судьи, государственные обвинители и адвокаты, которые прошли через этот опыт, отмечают должный процесс, когда есть состязательность сторон и максимально корректное ведение процесса. Но, отмечает Екатерина Ходжаева, обвинительный уклон прокрадывается и в суды присяжных, когда судья, неготовый к процессу, часто передает контроль за процессом гособвинению, в напутственном слове судья может высказать суждения в пользу обвинения, кроме того, судья формулирует вопросы в вопросном листке, а после вердикта может назначить более суровое наказание, чем если бы дело рассматривалось без присяжных.

Состояние уголовного правоприменения

Вице-президент АП Санкт-Петербурга, президент Балтийской коллегии адвокатов им. А.А. Собчака Юрий Новолодский назвал главной сегодняшней проблемой судебной системы непрофессионализм судей. Он обратил внимание участников на опасное заключение, сформулированное ранее Вадимом Волковым: «Независимость судей перестала быть ценностью для судей. Вопрос: вправе ли они после этого называть себя судьями в стране, где Конституция утверждает и желает всячески, чтобы судьи были независимыми?». Юрий Михайлович поддержал рекомендацию Института проблем правоприменения о смене председателя ВС, при этом он отметил, что именно Верховный Суд рекомендовал законодателю упразднить судебные прения при рассмотрении споров в апелляции и других инстанциях, связанных с промежуточными решениями. Тем самым, по мнению Юрия Новолодского, «Верховный Суд расписался в том, что его роль в системе правосудия негативна. Он уходит от правосудия все дальше и дальше».

005.jpg

Возвращаясь к непрофессионализму судей, Юрий Новолодский привел пример своего участия в судебном заседании в Петроградском районном суде под председательством молодой судьи, в прошлом работника суда. На просьбу адвоката обратить внимание суда на обстоятельства, имеющие значение для защиты, при оглашении протокола осмотра места происшествия, судья коротко указала на такую возможность в прениях. Доводы о непосредственности исследования доказательств не переубедили судью, а только повлекли предупреждение об удалении адвоката из зала. Возможность реализовать свое право при исследовании доказательств судья предоставила адвокату только в следующем судебном заседании.

006.jpg

Нужна ли выборность судей?

Бывший представитель президента РФ в Санкт-Петербурге, декан юридического факультета Северо-Западного института управления РАНХиГС, член Комитета гражданских инициатив Сергей Цыпляев не согласился с предложением о возврате к институту выборности судей. «У судебной власти принципиально иная природа. Законодательная и исполнительная власть служит настроениям граждан, их желаниям и чаяниям, судебная система служит закону, и судья должен выносить решение независимо от того, что по этому поводу думает гражданин».

Говоря о роли и месте председателя суда и предложениях внедрить выборность на эту должность, Сергей Алексеевич заметил, что выборность – это внедрение политической процедуры внутрь суда, когда кандидат должен будет угождать избирателям. Он привел примеры других вариантов решения проблемы: когда председателем становится человек по стажу, то есть судья, пребывающий в должности судьи большее время, который назначается на должность председателя на короткий срок – 1-2 года. Вопрос, в представлении спикера, в том, что надо менять систему, необходима четкая и ясная сменяемость председателя с очень ограниченным набором функций.

Еще одно предложение, озвученное Сергеем Цыпляевым, касалось назначения судей. Сегодня все судьи, за исключением мировых и судей уставных судов регионов, назначаются из федерального центра, тогда как Конституция называет Россию федеративным государством, где система могла бы быть иной: все суды высшего уровня могли бы назначаться центром, а суды субъектов формировали бы сами субъекты.

В целом, Сергей Алексеевич назвал иллюзией возможность одними институтами добиться желаемых результатов, обращая внимание участников на главную проблему – качество кадрового судейского состава. Здесь он отметил, что необходимы люди, которые уважают себя, самостоятельные, готовы не поддаваться социальному давлению. И это задача на очень длительную перспективу, требующая огромной культурной работы.

007.jpg

Судебная система: настоящее и будущее

Член Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека, ответственный секретарь Правозащитного совета Санкт-Петербурга Наталия Евдокимова рассказала о своей работе по приему граждан, который она ведет с 1994 года. Она отметила рост обращений по поводу судебных решений. Наталья Леонидовна заключает, что возбуждение уголовных дел сегодня служит способом наказания неугодных. Она приводит в пример молодую директора сельской Ушаковской школы в Тосненском районе ЛО, которая вела активную и интересную работу в школе и пользовалась поддержкой сельчан, но не нравилась представителям комитета по образованию Тосненского МО, поскольку «не слушалась». Результатом непослушания стало отстранение директора от должности и возбуждение в отношении нее двух уголовных дела. А школу решили закрыть.

Ректор Северо-Западного филиала ФГБОУ ВО «Российский государственный университет правосудия» Ярослав Жолобов представил доклад «Перспективы развития судебной системы России», обратив внимание слушателей, что существует федеральная целевая программа развития судебной системы на 2013-2020 годы, поэтому есть уникальная возможность, в том числе у адвокатов, поучаствовать в развитии судебной системы на последующие годы.

008.jpg

Евгению Тонкову, члену совета и председателю комиссии по защите прав адвокатов АП Ленинградской области, удалось отыскать улучшения в системе правосудия, в числе которых он отметил, что обязательное с 1 сентября 2019 аудиопротоколирование привело к тому, что судьи стали вежливее, в том числе в первой инстанции. В целом же Евгений Никандрович указал, что примерно за 20 последних лет система изменилась, и КОНВЕРГЕНЦИЯ судебной, исполнительной и законодательной власти дошла до апогея, превратив судей в финализаторов обвинительного заключения. Спикер заметил, что так случилось не без нашего общего участия, поскольку изменения системы не вызывают возмущения. Евгений Тонков предложил коллегам один из способов реагирования: переход от формулировки «суд вынес решение» к персонифицированию тех людей, кто выносит очевидно неправосудные решения.  

Адвокат Международной коллегии адвокатов «Санкт-Петербург», кандидат юридических наук, Александр Федчун выступил с докладом «Роль принципа состязательности и равноправия сторон в обеспечении справедливого судопроизводства».

Суд присяжных открывает дорогу к состязательности

Свой взгляд на состязательность в судебном процессе высказала Федеральный судья в отставке Евгения Зейдлиц, которая указала, что сокращенные формы судопроизводства привели практически к отсутствию состязательности, к тому, что все три участника оказались на одной стороне; к штампам при разрешении дел, к работе по сложившемуся шаблону, т.е. профессионализм не только следствия, но и судей заменился ремеслом. Она уверена, что реальная состязательность сторон возможна лишь при рассмотрении дел с участием присяжных заседателей.

009.jpg

При этом обратила внимание на необоснованную замену жеребьевки при отборе коллегии присяжных заседателей, как это было до 2003 года, на формирование коллегии присяжных заседателей по списку. Во времена, когда суд присяжных только вводился в России, коллегия формировалась путем жеребьевки, и первым в списке коллегии присяжных заседателей мог стать двадцатый из списка явившихся кандидатов в присяжные, а когда ввели новый УПК РФ, то эта процедура была изменена, и коллегия присяжных заседателей фактически формируется из первых, оставшихся в списке после самоотводов и отводов, т.е. без жеребьевки, просто по списку. Евгения Зейдлиц уверена, что такое изменение в законе противоречит положениям части 3 статьи 55 Конституции РФ, и полагает, что вопрос о том, каким образом составляется первоначальный список кандидатов в присяжные, явившихся в суд (по времени явки, по фамилии или по каким-то другим параметрам), должен быть разрешен так, чтобы остался прозрачным для сторон.

010.jpg

Нарушения при рассмотрении дел участников массовых публичных мероприятий

Константин Шарыгин, начальник аналитического отдела аппарата Уполномоченного по правам человека в Санкт-Петербурге, обратил внимание на проблему реализации права задержанных в ходе проведения массовых публичных мероприятий на получение юридической помощи адвокатов. Так, в 2018 году Уполномоченным зафиксированы многочисленные факты отказов судов в удовлетворении заявлений задержанных на массовых протестных акциях о предоставлении им защитников. Судьей Приморского районного суда одновременно рассматривались несколько административных дел, возбужденных по ч. 6.1 ст. 20.2 КоАП, и после того, как защитник обратила на это внимание судьи, ее удалили из зала суда. Другой распространенной проблемой по делам в отношении участников массовых публичных мероприятий, у которых один защитник, является назначение рассмотрения дел на одно и то же время в разных залах, тем самым защитник лишается возможности оказывать помощь всем.

Константин Шарыгин рассказал также о фактах немотивированного недопуска публики на судебные процессы по указанной категории дел. Не допускались в резонансные судебные процессы и представители СМИ. Острой проблемой является недопуск публики на судебные заседания в выходные и праздничные дни. Как указал Константин Евгеньевич, правилами пребывания посетителей в большинстве судов Санкт-Петербурга установлено, что нахождение посетителей в здании суда после окончания рабочего времен допустимо только с разрешения председателя суда и судей.

011.jpg 

      Нет населения, есть люди

Депутат Законодательного собрания Санкт-Петербурга Борис Вишневский посвятил свое выступление 18 статье Конституции РФ и выразил надежду дожить до тех времен, когда в суде можно будет найти законное решение, а не идти туда, «заведомо понимая, что судья – это еще один игрок команды твоего противника».

Суд должен быть защитником прав людей

Именно на такой формулировке настаивает и Тамара Морщакова. «Нельзя обязывать суд защищать закон, – говорит она, – потому что и закон может быть неправ, и таких законов можно назвать много, а конституционная задача суда применять только тот закон, который соответствует основным правовым постулатам, которые в основном, как говорит наша Конституция, для судей сформулированы уже в самой Конституции».

Тамара Георгиевна остановилась на многих болевых точках дискуссии, во многом соглашаясь с предыдущими выступающими. Кроме того, она назвала очень печальным определение Конституционного Суда от 19.04.2019 года об обязательной защите по уголовным делам, которым признана возможность назначения защитника в обязательном порядке даже в тех случаях, когда сам подозреваемый или обвиняемый выбрал себе защитника сам и настаивает на том, чтобы назначенного адвоката не допускали к участию в деле. Суд указал, что по закону суд может назначить защитника даже тогда, когда подсудимый или обвиняемый от него отказывается и не принимать такой отказ. Мотивируя свое решение, КС сослался на то, что в законе не указано, что у обвиняемого может быть только один защитник, как не написано и то, что при назначении адвоката и приглашении защитника самим лицом суд не может настоять на обязательности своего назначения.

012.jpg

 «В законе этого не написано, – не спорит Тамара Морщакова. – Это надо вывести просто из того, что такое право на защиту, […] из того, в связи с чем в уголовно-процессуальном кодексе сформулирована обязанность суда назначить защитника».

Самым тяжелым пунктом определения для положения защиты судья КС в отставке назвала третий, где сказано, что защитник не обязательно должен защищать интересы обвиняемого или подсудимого, ведь в процессе участвует и потерпевший, поэтому право обвиняемого на получение назначенного защитника может служить цели обеспечения защиты потерпевшему, то есть для стороны обвинения.

Тамара Георгиевна согласилась, что в российской системе остается много архаизмов. Например, бесспорно, аудиозапись должна заменять ненужное печатное произведение. В Германии, Англии, Нью-Йорке в зале суда нет секретарей, потому что есть микрофон и аудиозапись преобразовывается сразу в текст, а копии протокола судебного заседания, к примеру, в Вашингтоне присяжные могут получить после короткого перерыва на обед.

Отдельное внимание в выступлении было уделено институту следственного судьи. По словам Тамары Морщаковой, эта инициатива была прекрасно разработана профессором Александром Смирновым из Санкт-Петербурга. Однако, Верховный Суд, получив поручение президента рассмотреть этот проект, разослал его во все правоохранительные учреждения и, конечно, получил в ответ резко отрицательные отзывы. Вместе с тем, с введением следственного судьи все действия, обеспечивающие судебный контроль за расследованием, переложились бы на его плечи, и не было бы такого, что судья сначала арестовал человека, а потом рассматривал его дело.

Результатом конференции станет резолюция по улучшению судебной системы, которая будет направлена в Совет Федерации РФ и Государственную Думу РФ, Верховный Суд РФ и Администрацию Президента РФ, а также опубликована на сайте Адвокатской палаты Санкт-Петербурга и предоставлена представителям СМИ.

 

013.jpg